Артем Манукян: “Я так и остался со смычком в руке – наверно, на всю жизнь”

Когда за судьбой и творческим развитием музыканта следишь достаточно давно и постоянно, тебе начинает казаться, что ты все о нем уже знаешь и вроде и спрашивать его уже не о чем. И когда после долго перерыва он приезжает в свой родной город и раздает интервью направо и налево, тебе кажется, что твои коллеги все уже у него спросили и спрашивать больше вроде и нечего. Хотя… Речь в данном случае идет о джазмене, а у джазменов все всегда подчинено моменту – как в самом джазе, и на один и тот же вопрос они каждый раз отвечают по-разному.
Артем Манукян родился в 1983 году. Счастливое детство было прервано резкими изменениями в политической и экономической системе страны, конфликтом с соседней республикой. Как результат – домашние задания при свечах, походы с ведрами за водой в соседний двор, параллельно – учеба в музыкальной школе, затем в консерватории – у великолепных педагогов Медеи Абрамян и Арама Талаляна, высшие оценки по специальности… Потом пришел джаз, который и стал делом всей жизни Артема и темой нашей с ним беседы.

Каковы были твои отношения с музыкой в детстве? Сразу полюбил ее?
— Ну, думаю, мое музыкальное будущее было предрешено изначально. Мама – профессиональный музыкант, папа – большой любитель музыки и джаза в частности, обладатель большой коллекции записей на всех возможных носителях. Музыка в доме звучала всегда – классическая и джазовая. Мама привела меня в музыкальную школу. Хотела, чтобы я занимался фортепиано, но завуч школы, милейший человек и замечательный педагог Валерий Антонян настоял на том, чтобы я освоил виолончель. Я попробовал и так и остался со смычком в руке – уже, наверное, на всю жизнь.
Расскажи, как ты, классический музыкант, попал в джазовую струю.
— Ну, дома джаз звучал всегда. У отца было очень много пластинок и, кстати, я в детстве очень много их ему испортил – любимым развлечением в младенчестве было доставать пластинки из конвертов и елозить ими по полу. У нас даже фото сохранилось – папа сделал его в отчаянии, когда увидел, что очередная пачка его пластинок испорчена. Потом я стал их слушать. Но вкусы с отцом у нас начали расходиться, что, в общем-то, естественно. Он предпочитал классический джаз, а мне вначале нравились рэпперы, хип-хоп, а потом я начал слушать и тех музыкантов, кто синтезировал джаз с современными танцевальными ритмами. Хорошо помню, как по несколько раз в день смотрел концерт Хэрби Хэнкока, где он исполняет знаменитый “Chameleon”, “Rock It” и другие подобные композиции. Вот это то, что мне тогда нравилось. Ну, а потом я начал слушать уже и исполнителей других направлений. Так и стал джазменом. Но любовь к рэппу и хип-хопу осталась. Слушаю и сейчас, даже играю с некоторыми музыкантами. Например, с живой легендой жанра – DMC из группы “Run-D.M.C.”. А в те годы мне как-то попал в руки альбом басиста Маркуса Миллера, и я заболел бас-гитарой, решив во что бы то ни стало научиться играть на ней. Откопал у родственников бас-гитару советского производства и начал заниматься. Потом мне подарили старенькую, но фирменную бас-гитару, ну а спустя годы сбылась моя мечта – я купил знаменитую модель “Fender Jazz Bass” и долгое время играл на ней. А завершилась эта эпопея с инструментом моделью ручной работы замечательного гитарного мастера Армена Блбуляна, который, кстати, изготовлял гитары для многих западных звезд. Вот на ней и играю по сей день.
А как ты вышел на большую джазовую сцену?
— Я постепенно начал входить в джазовую жизнь Еревана. Играл в каких-то молодежных группах. Пробовал выступать со взрослыми джазменами. Но самый большой поворот в моей судьбе произошел, когда я сидел дома и вдруг мне позвонили и сказали, что группе Armenian Navy Band, созданной и ведомой фантастическим музыкантом Арто Тунчбояджяном, срочно нужен басист. Я был вне себя от счастья и не мог поверить в такую удачу… Дело в том, что за несколько лет до этого в Ереване проходил международный джаз-фестиваль, и там выступала американская группа Night Ark, в которую тогда входили основатель и лидер группы удист Ара Динкджян, пианист Армен Донелян, контрабасист Марк Джонсон и перкуссионист и певец Арто Тунчбояджян. Вместе с отцом я побывал на всех концертах в рамках этого фестиваля, и так как он был членом оргкомитета фестиваля, то свободно общался со всеми его участниками. И он познакомил меня с Марком Джонсоном, который подарил мне тогда свой диск, сказав при этом: “Если хочешь стать настоящим музыкантом, ты должен много и упорно заниматься”. Помню, тогда же взял автограф у АртоТунчбояджяна. И все время мечтал когда-нибудь выйти на сцену вместе с этими замечательными музыкантами. Так вот, можете себе представить мои чувства, когда мне сказали, что Арто приглашает меня в свой коллектив… В составе Armenian Navy Band я объездил полмира, мы получили награду BBC как лучший ансамбль, играющий современную фолк-музыку, представляли Армению на различных фестивалях. Параллельно я играл в группе «КАТУНЕР», с которой много ездил по СНГ и России, участвовал в конкурсах и фестивалях, и мы даже стали победителями на престижном конкурсе в Москве «Усадьба Джаз».
В 2008 году я стал одним из двух победителей конкурса-отбора и получил право на стажировку в Berklee College of Music в Бостоне, потом еще несколько раз с разными исполнителями побывал в Штатах, и однажды остался там. На вполне законных основаниях. Вот уже пять лет я живу и играю в Лос-Анджелесе.
И как тебя приняли Штаты? Не пришлось на первых порах мыть посуду в «Макдональдсе?»
— Нет, Бог миловал. Конечно, в первый год было очень тяжело. Но мне сильно помог пианист Тигран Амасян, который к тому времени уже жил в Америке. Он сразу же организовал мне несколько концертов. Мы выступали с ним дуэтом. Я прижился, и началась обычная рабочая жизнь музыканта. Играть приходилось везде – и на свадьбах, и на танцульках, и в качестве сессионного музыканта. Потом я почувствовал, что могу предложить себя и в качестве виолончелиста, тем более что басистов в Лос-Анджелесе много, а виолончелистов практически нет. И оказалось, что я попал в точку. Посыпались предложения от самых разных музыкантов, в том числе и очень известных. Достаточно упомянуть суперзвезду джаза, барабанщика Питера Эрскина, популярнейшего сегодня латиноамериканского певца Драко Россо (с ним я, кстати, ездил в длительные туры и записал песню, которую он пел вместе с Рики Мартином и она завоевала Латин ГРЭММИ), барабанщиком Вирджилом Донати, трубачом Хербом Альбертом, певицей Гретхен Парлатто, басистом Адриеном Феро. Года два назад со мной произошло еще одно фантастическое событие. Ара Динкджян собрал новый состав группы Night Ark и на место Марка Джонсона пригласил меня. Так что моя мечта полностью сбылась – я играл вместе с Ара Динкджяном и Арто Тунчбояджяном… Кстати, тогда мы выступили на крупном фестивале в Иерусалиме, где нас прекрасно принимали. И это только официальные контакты и проекты, а сколько их было спонтанных – Чучо Вальдес, Оскар Кастро-Невес… А совсем недавно даже со Стиви Уандером посчастливилось поиграть. Мы выступали в клубе, а тут он с супругой пришел. Посидел, послушал, ему понравилось, он вышел к нам на сцену, сел за инструмент, и мы вместе поиграли… Правда, были контакты и другого рода, – я даже записал целый альбом с «королем» блатной песни Бокой… Вот сейчас ждем выхода этого диска.
Ты приезжал этим летом в Ереван…
— Да, в Ереване и в Гюмри я провел презентацию своего дебютного альбома “Citizen”. Альбом прекрасно приняли и в Америке, и в Армении. Там я играю на виолончели вместе со своими друзьями-партнерами – Арто Тунчбояджяном, Тиграном Амасяном, Варданом Овсепяном, Тимом Лефебром, Джамиром Уильямсом, Ваагни, A-Chilla… Это такой крутой фьюжн, где смешались классика, джаз, рок, хип-хоп. Я сам затрудняюсь дать определение стилистике этого альбома. А совсем недавно я вновь был в Ереване, в составе трио “1to3” – Арто Тунчбояджян, Вардан Овсепян и я. Это такая нестандартная музыка, моментами спонтанная, но если даже это готовые композиции, они все равно оставляют большой простор для импровизации каждому из нас. Мы малость опасались показывать такую программу в Ереване – поймет ли, воспримет ли публика? Публика прекрасно все поняла. Концерты прошли очень успешно.
Ну, и последний, традиционный вопрос – о планах.
— Если коротко, то график выглядит так: в декабре с трио едем в Европу и в Москву, зимой буду записываться на новом диске Драко Россо, весной выйдет новый диск Питера Эрскина, где я играю. Сейчас идут переговоры с одним из ереванских клубов о концертах американского гитариста Ваагни, играющего в стиле фламенко-джаз. По всей видимости, я приеду вместе с ним, ведь я играл на его новом диске, а он на моем. Ну, а главный пункт всех моих планов – воспитание моей дочки Майи. Кстати, одна из композиций на моем альбоме, «Вальс для Майи», посвящена ей, и в снятом на эту тему клипе она выступает в главной роли. Посмотрите, послушайте, а потом сообщите мне свое мнение. Мне будет интересно!

Вел беседу Давид Казарян

Об Авторе

ПЯТНИЦА

Независимая еженедельная газета

Похожие материалы

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *