Александр, Александра и бюрократы Диоклетиана

Начало – в номере 22

Церковь Сурб Никогайос в Каменец-Подольске

Церковь Сурб Никогайос в Каменец-Подольске

Армянский алфавит работает и как математическая таблица, где каждый из четырех столбиков по девять букв представляет единицы; десятки; сотни и тысячи. Армянская Апостольская церковь всегда датировала свои храмы именно этим способом, и замеченные вами трех-четырехбуквенные сочетания на их порталах – это дата завершения строительства церквей. Например, построенная в Каменец-Подольске церковь Сурб Никогайос на портале имела, как свидетельствовали хронисты, надпись ՌՄԾ, что соответствует 1250-му году от Рождества Христова. После пожара церковь была отстроена заново, на этот раз посвящена Благовещению святой Богородицы, а на портале возникли буквы ՌՆԶԵ (1495). После насильственного обращения армян в католичество, их исхода или переформатирования в шляхтичей, церковь продержалась в качестве армянской католической до 1810 года, затем стала приходом РПЦ, а с 1991-го – храмом украинской православной церкви. Но уже безо всяких букв и без иконы Богоматери Армянской, привезенной еще первопоселенцами из Ани, но пропавшей в ходе конфессиональных наездов.
Так что записи букв, чисел и музыкальных знаков (а в армянском языке слово «запись», и даже мимика на лице, звучит и записывается как «нот») у нас тесно взаимосвязаны. Это идеальный алфавит, сумма знаков которого равна 666, и число это считается счастливым у всех восточных народов. Однако начиная с XVII века, это же число превращено западными политтехнологами в «число зверя» на основании нежданно-негаданно найденного «Апокалипсиса» Иоанна Богослова. «Апокриф» – называют эту и подобные подделки яйцеголовые специалисты, и с умным видом дискутируют о датах и авторстве информационного вброса. А нам остается разводить руками, т.к. «апагрич» по-армянски откровенно объясняет: «дезинформатор». Что касается «Апокалипсиса», то в этом якобы христианском тексте излагаются кабалистические мечты о морях крови, традиционных технологиях вспышек саранчи, чумы, уничтожении трети населения мира и других приятств для нелюдей. Как вы заметили, дурят нам голову не со вчерашнего дня. Более того: записанный однажды сценарий всемерно приближают к реализации нынешние мировые хозяева денег. И не исключено, что преуспеют, если будем продолжать подыгрывать им на их поле вульгарного материализма, навсегда покинув свое – духовное. Да, они – хозяева денег, но мы-то – хозяева языка! Того, чем люди думают и описывают свои мысли и чувства, благословляют на счастливый брак и на праведный бой, объясняются в любви и служат заупокойную молитву. Поэтому важно – ох, как важно! – нам заняться пониманием слов и имен в их первоначальном, заданном, смысле.
Итак, армянский алфавит, который в состоянии зафиксировать максимальное число ՔՋՂԹ, 9999. Следующее число, 10.000, имеет свое название – бюрь. Назначенных в античном Риме и Византии администраторов из числа наиболее грамотных, справедливых и обладавших организаторскими способностями людей называли бюр/а/крац, что означало «носитель десяти тысяч [достоинств]», то есть заведомо – грамотей и лидер. Подбор кадров неизменно осуществлялся исходя именно из незаурядных способностей претендентов: слово-то было живое, говорящее, обязывающее, как должностная инструкция! Но стоило вытравить из административного термина его первоначальный, армянский смысл, представить его как помесь современного французского (bureau, состав лиц, руководящих обществом) с древним греческим (kratos, власть), что, согласитесь, смешно, – и поглядите, что стало с человечеством, в какую глобальную проблему превратились повсеместно бюрократические аппараты, чьих служащих уж никак не причислишь к эрудитам и командирам!
Римский император Диоклетиан хотел, как лучше, – и в 301 г., аккурат, когда Армения приняла христианство как государственную религию, он издал эдикт, направленный на борьбу со спекулянтами и ростовщиками, введя твердые цены на продаваемые товары и твердые ставки заработной платы. В число оргмероприятий входили установленные на рынках плахи, где палачи старательно боролись с повышением цен согласно оперативно составленному и оглашенному приговору. А цены росли! Поскольку сенаторам (по совместительству – ростовщикам, всё как сейчас) удалось убедить императора, что дело в заговоре христиан, то в 303 году – как раз, когда в Вагаршапате был построен Святой Эчмиадзин, – Диоклетиан издал эдикт о запрете проповеди христианства на территории его империи и обязанности каждого христианина прилюдно покаяться и отказаться от веры. В противном случае – усекновение головы христиан на плахах, предусмотренных для ростовщиков. Что было проделано и с супругой Диоклетиана, обращенной в христианство Сурб Геворком, Святым Георгием. Некоторые историки склонны считать, что звали казненную не Александрой, но Бриской, а имя Александра было дано ей при крещении. Вот об этом имени – очень подробно.
Как ни странно, большинство двузвучных (двухбуквенных), а значит, и наиболее древних, корней в армянском языке гораздо менее исследованы, чем трех-четырехзвучные (трех-четырехбуквенные). К теме, почему труд великого словарника Грачья Ачаряна был ужат в объеме и потерял в полете научной мысли, мы уже обращались. Здесь приходится констатировать, что в результате он заложил основу пренебрежения к этим важным языковым единицам и повел за собой талантливых Степана Малхасянца и Эдварда Агаяна, а также некоторых посредственностей современности, что предпочитают статус грантопитаемых национальных предателей служению родному языку, и уж таким образом – миру, а не заказчику. Между тем эволюция значений кратких корней армянского языка демонстрирует далекое прошлое не только нашего народа, но также историческую память других народов.
Так, слово «Ал» Ալ объясняется великим словарником как «чудище». Э. Агаян представляет его также в значении «красный». В сложных словах оба экстраполируют значения слов, опираясь на арабский язык, где «ал» функционально является определенным артиклем.
Между тем армянский язык сохранил двукорневые слова Алевор и Алеհерь, где нам открывается принципиально иная картина. В эпосе о Сасунских храбрецах читателю несомненно запомнилась сцена, где братья Санасар и Багдасар, не в силах самостоятельно назвать отстроенную ими же циклопическую крепость, отправляются в путь, чтобы найти Алевор Мардм (Ալևոր մարդմը), который бы дал ей название. Не будем забывать, что братья привели с собой в Сасун целую деревню жителей, где, конечно же, были и взрослые люди, и малые дети, и пожилые селяне. Но им потребовался Алевор Мардм, который справился бы с этой сложной топонимической задачей. То есть надо полагать, что искомой персоной был умница, мудрец. Как мы помним из текста, он был наконец найден вдалеке, и будучи посажен на плечи Санасара, объехал крепость за целых три дня, в завершение которых назвал-таки ее Сасун, то есть «Повергающая в трепет».
Если предположить, что первая корневая основа слова Ал/е/ворь действительно означает «мудрый», то по аналогии с «акноцаворь» ակնոցավոր (очкарик); «бехаворь» բեղավոր (усач); «тагаворь» թագավոր (обладатель короны; король) и многими другими словами той же конструкции, мы буквально и действительно получаем «носитель мудрости», или попросту «мудрец». Не будем забывать, что старческие седины в армянском языке определяются как «ал/е/հерь» ալ/ե/հեր, и второй корень, հерь, означает «волосы» («ганграհерь», кудрявый; «шикаհерь», светловолосый, и пр.). Так что речь идет не о цвете волос (подумать только, красноволосые старички!), а о внешнем признаке соответствующей возрастной группы, успевшей набраться за долгую жизнь опыта и мудрости. Во всяком случае, раньше на это можно было рассчитывать. Вот теперь можем с уверенностью утверждать, что «алеհерь» означает «[обладающий] сединой мудрости», и «ал» – мудрый.
Поскольку наши словарники любили ходить «за тридевять земель», чтобы находить смысл абсолютно эндемичных названий, отправимся и мы – в Казахстан, где существует веселый герой цикла народных сказок, каждую из которых завершает его прибаутка. Звали героя Алдар Көсе, и современные фольклористы Казахстана, которые, в отличие от наших, ищут истоки своего фольклора у себя, а не в экзотических странах, перевели имя как «безбородый обманщик», где в смысле «обманщика» выступает слово «алдар». Между тем герой, хоть и позволял себе время от времени мелкие хитрости, был честным малым и защитником бедноты. Попросту он, как и все рассказчики, важничал, и желая придать авторитетность собственным словам, прежде, чем резюмировать очередную байку, не говорил о себе в третьем лице, как считают некоторые исследователи, а повторял: «Алдар Көсе». Почему? Да потому, что на гораздо более древнем, чем казахский, языке «алдар» ալ/դար означает «мудрость времен». Бродячий мудрец попросту опирался на собирательную силу разума времени и приговаривал: «Алдар Көсе», «Мудрость века свидетельствует». Так что притягивание его характеристики к жуликоватости, а կըսէ – к քոյսը (в обоих случаях по-казахски придется записать көсе, но глагол «говорит» превращается в прилагательное «безбородый») вряд ли уместно. Небось, ого-го, каким усачом был.
Обращаясь к русскому фольклору, мы находим интересную морфему «Алатырь». Вот знаменитый заговор: «лежит бел камень Алатырь в море-окияне, … на камне стоит престол Божий, на этом престоле сидит Пресвятая Матерь». Ученые слависты сравнивают его с Тунгусским метеоритом и считают происхождение камня космическим. И здесь мы опять сталкиваемся с загадочным корнем «ал». Более того, он находится в очевидной связке со словом Господь, Терь, и Алатерь ալ/ա/տեր здесь уже «Властитель мудрости»! Неслучайно этот таинственный камень обладает целительными свойствами и иерархически находится «выше всех камней на земле». Здесь следует отметить, что в течение полутора сотен лет разбазаривания наших смысловых корней в пользу иных языков, главными выгодополучателями оказались иврит и фарси. В данном случае фигурирует именно персидский язык. Поэтому существуют попытки озвучить «алатырь» как «ал тор», что по-персидски означает «белый камень». То есть вместо квалификации чудодейственного камня таинственного космического происхождения, русский народ вроде бы примитивнейшим образом попросту указал на его цвет, притом белый, и тем завершил логически-смысловую связь?
Но если всё так просто, то откуда взялся «цветочек аленький», который зафиксирован Аксаковым как «цветок цвету алого, красоты невиданной и неслыханной, что ни в сказке сказать, ни пером написать»? И опять нам приходится выяснить смысловую нагрузку корня «ал»! И для этого отправиться прямиком на Восток, где мудрейшие халифы и имамы неспроста имели имя Али и трактовалось оно именно как «мудрый». Более того: чем более уважаема персона, тем чаще применяется «ал» в его имени. Например, единственный халиф, чью праведность признает ортодоксальная ветвь шиизма в исламе, двоюродный брат, зять и сподвижник Пророка Мухаммеда, звался Абу́-Аль-Ха́сан Али́ ибн Абу́ Та́либ Аль-Кураши́. И наконец, вспомним-таки английский язык, где alian означает «пришелец». Или altarian, алтарь на латыни, где очевиден заложенный смысл управляемости (տանել; տարել – танэль, тарель — «водить, вести») этого участка в храме некой экзистенциальной силой.
Газетная полоса нас ограничивает, а потому не буду приводить примеры из других языков, но уже могу утверждать, что, будучи морфемой армянского языка, т.е. осмысленным звуко- и буквосочетанием, «ал» означает экзистенциальную мудрость, некий космический генезис во всех языках мира и свидетельствует о распространении и серьезном воздействии этой армянской составляющей на их смысловую нагрузку. А раз так, то вернемся в Древний Рим, к утонувшему в бюрократических интригах Диоклетиану и его супруге, которая была крещена Сурб Геворком как Александра, а в дальнейшем казнена за это согласно эдикту собственного супруга и признана Христианской церковью как святая мученица Александра Римская. Но в последний раз отвлечемся от мученицы для лучшего понимания ее же и многих других имен. И причина проволочки – определенный артикль в косвенных падежах Грабара. Это префикс «З» (зачастую звучащий как «С», а в заимствованиях и записываемый как «С»), который после отказа от Грабара, где причина – целый политический детектив, был заменен в грамматике современного армянского определенным артиклем в конце слова. Для читателей, знакомых с армянском письмом, пример легкий, и он из молитвы «Отче наш», где «… хлеб наш насу́щный даждь нам днесь; и оста́ви нам до́лги наша, я́ко и мы оставля́ем должнико́м нашим…» по-армянски пишется и звучит «Զհաց մեր հանապազորդ տուր մեզ այսօր. Եւ թող մեզ զպարտիս մեր որպէս եւ մեք թողումք մերոց պարտապանաց» (выделено мной). В современном армянском это уже հացը и պարտքերը, и никуда не годится, особенно – для молитв. Итак, вконец замученная святая Ал/ек/с/андра, чье имя стало вам уже понятно и без меня: «Мудрая, Пришедшая Извне (ну чуть ли не из другой Галактики)». Хотя откуда она пришла на самом деле, история умалчивает. Зато подробно говорит, откуда же пришел Александр Македонский, чтобы унять аппетиты Персии. Как всегда в современной истории и лингвистике, причинно-следственные связи перепутались с точностью до наоборот, так что имя пришедшего издалека в Персию победителя тиранов так и было объяснено: «Победитель». А вот и неправда: был он не по возрасту мудр, и не в последнюю очередь – благодаря своему учителю и наставнику Аристотелю и невероятной начитанности. Так что именно благодаря провидчески данному имени, а также соответствующему воспитанию и образованию, и стал Александр Победителем. Ведь имя – это программа на жизнь. Будьте здоровы и правильно нарекайте детей и внуков!

Лия Аветисян
Продолжение следует

Об Авторе

Похожие материалы

1 комментарий

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *